Культурный гид Владивостока: куда пойти 10-16 октября

Мэрайя Кэри вывихнула плечо на съёмках видеоклипа

Росгосцирк: директор цирка Владивостока нарушает закон и нормы этики


Радостное путешествие с мертвецом

Вообще-то уже и в «Пиратах Карибского моря» ощущается, как Гору Вербински охото мистики, в том числе и достаточно темного оттенка. В «Одиноком рейнджере» индейская сюжетная линия со всеми этими санкционированными местным фольклором прогулками в загробный мир и обратно дозволяет сполна разгуляться в магическом смысле, не в особенности при всем этом умственно натуживаясь и понимая, что ты находишься в некоем отсеке Диснейленда, в тематическом парке: действие начинается и временами корректируется диалогом малеханького мальчугана и засушенного, практически мумифицированного от старости индейца, позирующего в диораме Wild West Exhibition 1933 года - того года, когда началась радиопередача «Одинокий рейнджер», за которой 10 лет спустя последовал одноименный сериал. Краснокожий ведает любознательному ребенку о собственной дружбе с техасским рейнджером, мстившим за убитого брата и принужденным носить маску, которую «в черный час» надевают силы добра, в протяжении всего кинофильма упрямо отказывающегося осознавать, что официальные законы даже в цивилизованном мире не постоянно работают.

Знать популярное в Америке радиошоу и сериал для настоящего восприятия сегодняшнего «Одинокого рейнджера» совсем необязательно. Но зато лишь полностью девственный кинозритель не рассмотрит в «Одиноком рейнджере» собственного рода коммерческий ремейк «Мертвеца» Джима Джармуша с маленькими перестановками: в том кинофильме Джонни Депп играл бухгалтера, в этом герой Арми Хаммера служит прокурором, и оба в собственных комичных неприемлимых костюмах, не очень практичных и комфортных на самурайском пути к погибели, оказываются под опекой магического индейца. В джармушевском случае его зовут Никто, а в вербинском - Тонто, и, непременно, это основной, наиболее принципиальный, морально мощный и идеологически нагруженный персонаж картины. Вообщем, огласить, что Джонни Депп в собственной катастрофической боевой раскраске свирепо перетягивает одеяло на себя и совершенно забивает богатыря Арми Хаммера, который на голову его выше, было бы несправедливо: один из основных аргументов в пользу кинофильма - это как раз «химия» меж главными исполнителями, которых объединяет однообразное чувство юмора. Оба они по собственному амплуа герои-любовники и красавчики, но с чрезвычайно сильной комической подкладкой, и ежели Джонни Депп в роли капитана Джека Воробья уже отшлифовал умение создавать смеховой эффект одним движением глазных яблок, то Арми Хаммер такового миниатюризма еще не достиг (но о его комическом таланте можно было судить по прошлогодней притче Тарсема Сингха «Белоснежка: Месть гномов», где загипнотизированный ведьмой на щенячье поведение царевич одномоментно становился посмешищем). Несколько провисает романтичная линия с влюбленностью правозащитника в супругу убиенного брата (Рут Уилсон), безнадежной конкретно из-за точных понятий героя - как делают, как не делают,-- и из-за данной же принципиальности сильно затягивается поимка главенствующего злодея, злобного убийцы краснокожих (Уильям Фихтнер), совершающего много такового, что не стоит демонстрировать в кинофильме с прокатным рейтингом 12+, а именно выедающего у собственного неприятеля сердечко. Но «Одинокий рейнджер» кинофильм вообщем не постоянно не во всем детский, и, скажем, тема отношений «коренных американцев» и бледнолицых покорителей Одичавшего Запада решена в довольно откровенном ключе, чтоб на ее примере разъяснить 12-летнему ребенку значение слова «геноцид». А вот разъяснить, почему такие милейшие зверьки, как зайчики, оскалив большие зубы, всей стаей бросаются на жареную лапку собственного соплеменника, будет несколько труднее, как и растолковать детям род занятий рыжей хозяйки борделя (Хелена Бонем Картер) с расчудесной костяной ногой, заканчивающейся огнестрельной красноватой туфелькой.

В крайней трети кинофильма феноминальный индейский юмор незначительно отходит на 2-ой план и действие приметно утяжеляют жд трюковые сцены, напоминающие ехидную строку из набоковского «Дара»: «При всяком музыкальном случае жарят увертюру из “Вильгельма Телля”». Увертюры данной в «Одиноком рейнджере» намазано очень густо, и, невзирая на всю изобретательность постановщиков трюков и акробатическое мастерство актеров, во почти всех вариантах рисковавших собственной шейкой без помощи других, в некий момент торжествующие россиниевские аккорды, заглушающие стук колес и лязг переводящихся стрелок, начинают надоедать. Само собой, стоит огласить спасибо режиссеру, что из 3-х часов окончательного монтажа его уговорили сделать два с половиной, и по-хорошему еще 30-40 минут из этого интереснейшего кинофильма расслабленно можно было бы изъять, но, по последней мере, на этот раз не испытываешь желания выбросить в помойку все два с половиной часа.





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.