Проект бакинских стилистов "Великий Гэтсби" - великий тренд 2013

В програмке "Джаза в усадьбе Сандецкого" 4 концерта

Боевик с Вашингтоном и Уолбергом возглавил русский прокат


Никто не желал убирать

В нем Джереми Айронс, выступивший также сопродюсером, уговаривает жителей планетки не ее замусоривать. Быть может, к популярному артисту хоть кто-то прислушается, надеется ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.

Премьера кино

Один из редких документальных кинофильмов, просачивающихся в кинопрокат,-- «Мусор» (Trashed) британской дебютантки Кандиды Брейди участвовал в прошлогоднем Каннском кинофестивале как проект глобальной социальной значимости.

В нем Джереми Айронс, выступивший также сопродюсером, уговаривает жителей планетки не ее замусоривать. Быть может, к популярному артисту хоть кто-то прислушается, надеется ЛИДИЯ Ъ-МАСЛОВА.

Тема «Мусора», естественно, заслуживает всяческого уважения, но чисто по режиссуре он представляет собой телевизионный кинофильм средней руки, под влиянием которого, может быть, домохозяйки в цивилизованных странах будут сортировать мусор по различным контейнерам с особенной тщательностью.

Картина начинается под угрожающую музыку Вангелиса с большого плана емкости от пилюль: Кандида Брейди решила в основном ополчиться на нескончаемо долго разлагающуюся пластиковую упаковку как на основное зло для экологии (хотя и без нее в методах загрязнения население земли изрядно поднаторело). Потом в кадре возникают большие и тоже страшные глаза пластмассового пупса, выброшенная одноразовая вилочка, разноцветные пакеты, застрявшие в ветках дерева и трепещущие на ветру.

Джереми Айронс поначалу глядит на захламленную планетку откуда-то из космоса, как Бог: «Сверху не видно, что делает население земли на Земле, оттуда все смотрится отлично», и здесь же оказывается на ливанской свалке. На собственном аристократическом «бритиш инглише» Джереми Айронс удивляется, почему выросли такие горы мусора на когда-то красивых песочных пляжах, и машет палочкой в различные стороны: «Это не только лишь местная неувязка, так как вон Италия, а вон - Кипр», и в доказательство его слов на экране возникает карта, показывающая, как из Ливана ядовитая гадость распространяется по всему Средиземному морю.

В «Мусоре» содержится много тревожной статистики: сколько в год выбрасывается во всем мире пластмассовых бутылок, стаканчиков и пакетов, сколько свалок размещено вокруг Пекина либо Нью-Йорка, сколько мусоросжигательных печей работает в США, Германии, Стране восходящего солнца и Великобритании, как год от года растут выбросы диоксина в Аргентине, Канаде, Америке, Шотландии. Не считая цифр и фактов Кандида Брейди употребляет чувствительный лейтмотив: «Мы-то хорошо, но деток жаль». 50-летний исландский крестьянин печалится: «Я жизнь прожил, но у меня дочке 20, и она не так давно родила…» Усатый француз подхватывает: «Мы привыкли, что у нас все свое, лучше, чем из магазина,-- мясо, молоко, яичка, а сейчас оказывается, что мы травим собственных деток». Кульминации детская линия добивается во Вьетнаме, где детки до этого времени появляются с недостатками в итоге использования хим орудия американцами. Хотя целенаправленное отравление противника не совершенно то же самое, что безалаберное замусоривание собственного дома, и здесь режиссер мало отклоняется от темы отходов, но зато в ней нежданно пробуждается смелость, позволяющая долго демонстрировать, как вьетнамская девченка лет 2-ух, родившаяся без рук и ног, держит культями игрушки.

Но совершенно закошмарить зрителя не заходит в задачки позитивно мыслящей Кандиды Брейди, и одним из крайних пт в ее экологической экскурсии становится чистенький Сан-Франциско, где завод по переработке мусора противопоставляется гадким мусоросжигательным печам. На заводе можно следить торжество сознательности и порядка: рабочие пристально сортируют мусор, позже утрамбовывают его в ровненькие брикеты, разительно контрастирующие с хаосом, царящим на свалках.

Не считая перерабатывающих заводов огромные надежды Кандида Брейди ложит на компост - чтоб полюбоваться на компостную яму, которая смотрится и пахнет еще лучше, чем рядовая помойка с тухнущими остатками пищи, Джереми Айронс посещает одну из калифорнийских тюрем.

Тревожная интонация больше сменяется бодрой и воодушевленной, вот уже некий агроном нахваливает компост, не нарадуется на него и менеджер с виноградников в равнине Напа, и вкупе с повеселевшим Джереми Айронсом они заливисто хохочут, как как будто уже выпили за компост по бокальчику шардоне.

Финальным праздничным аккордом становится суровая фраза Джереми Айронса: «Пришло время тормознуть». Правда, подобные уговоры звучат столько же, сколько есть сами антропогенные отходы, и взволнованных кинофильмов, подобных «Мусору», снято множество, но особенного улучшения ситуации что-то незаметно - все это быстрее успокоительная психотерапия: «Мы, естественно, испоганили место нашего обитания и продолжаем это делать, но сильно из-за этого переживаем».

Наверняка, люди очень беспечны, чтоб осознавать, когда их уговаривают по-хорошему и взывают к их разуму. Как самая ужасная разруха - это та, что в головах, так и самая вредная пластмасса не та, которая плавает в океане и скапливается в организме у лангустинов, а та, которая у почти всех жителей планетки заместо мозгов, способных принимать лишь шоковые раздражители.

Такие, к примеру, как объявление, которое время от времени мои соседи приклеивают на крышку мусоропровода, адресуясь к дебилам, неспособным аккуратненько вытряхнуть ведро: «Свинья, убирай за собой!» Но даже и эта конструктивная мера действия имеет чрезвычайно слабенький и непродолжительный эффект.





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.