Родное село Шукшина воспримет участников кинофестиваля его имени на Алтае

Специалист в отставке: в русский прокат вышел новейший кинофильм Бессона

Экспериментальная группа Lizard G сыграет в столице новейший альбом


Рэй Брэдбери: Я написал лишь одну научно-фантастическую книжку

1-ый литературный опыт Брэдбери относится к 12 годам, когда мальчишка из-за нехватки средств на книжку написал продолжение к «Великому воину Марса» Эдгара Берроуза. Но фуррор к писателю пришел с публикацией в журнальчике Playboy романа «451 градус по Фаренгейту» в 1953 году.

Традиционно Брэдбери причисляют к фантастам, хотя он себя таким не считал. Но в ряде его произведений появлялись фантастастические для собственного времени устройства, которые сейчас крепко вошли в нашу жизнь, к примеру, мобильные телефоны, наушники-капельки, банкоматы, плоские телеки. Творчество Брэдбери оказалось не только лишь пророческим, но оказало влияние на остальных создателей. «Русская газета» решила вспомнить выражения узнаваемых писателей о Брэдбери.

Начнем с признания самого писателя. Ах так Брэдбери охарактеризовывал жанр собственных книжек: «Во-1-х, я не пишу научную фантастику. У меня есть лишь одна книжка в жанре научной фантастики и это “451 градус по Фаренгейту”, она отталкивается от действительности».

Стивен Кинг высоко ценит произведения Брэдбери и ассоциирует с Теодором Драйзером. «Драйзер был огромным писателем, и Брэдбери кажется Драйзером в жанре фэнтези, хотя стиль у него лучше и прикосновение легче. Тем более, они чрезвычайно похожи. […] Драйзер и Брэдбери - южноамериканские натуралисты, владеющие исключительным даром убеждения, и в каком-то смысле они продолжают линию Шервуда Андерсена, чемпиона южноамериканского натурализма. […] Оба пишут на неплохом британском языке, который остается неформальным, хотя и избегает редких либо диалектных слов».

Генри Лайон Олди (Дмитрий Громов и Олег Ладыжевский) поставили Брэдбери в один ряд со Стругацкими, Гарри Гаррисоном, Клифордом Саймаком - писателями, которые оказали влияние на их творчество. «На книжках Брэдбери - мы практически выросли. Очевидно, они не могли не оказать влияния на наше творчество. Когда нас о этом спрашивают, мы постоянно называем Рэя Брэдбери одним из наших “литературных учителей”. У Брэдбери есть, чему поучиться. Вот и обучаемся. До этого времени».

Вадим Панов признался, что рос на книжках Брэдбери: «Я рос на его книжках, и эта вера подпитывала меня, давала надежду на то, что ежели сумел он, то и я, быть может, когда-нибудь смогу так. Одна лишь его история “451 градус по Фаренгейту” о мире, в каком литература находится под запретом, сделала его бессмертным. Брэдбери - один из первых людей, который поднял вопросец о том, что станет с цивилизацией, ежели литература вдруг исчезнет, какими будут люди без обычный на наш взор вещи - книжки. Он показал, что именовать это обществом уже нереально».

Нил Геман благодарил Брэдбери за его книжки, которые пробудили в нем любовь к иным создателям. Так, к примеру, было опосля «Марсианских хроник»: «Я открыл себе Эдгара По, читая Брэдбери. Мне было девять, когда я прочитал “Марсианские хроники” Ранее я никогда не слышал про По, но Брэдбери был в восторге от него. И я полюбил По».

Со дня погибели писателя прошло немногим наиболее года. Кончина 91-летнего фантаста стала неожиданостью для почти всех, но сам Брэдбери принимал погибель, как нечто нужное: «Погибель - это форма расплаты с космосом за чудесную роскошь побыть живым». При всем этом постоянно считал свою жизнь удачной: Я не могу именовать писателя, чья жизнь была бы лучше моей. Мои книжки все изданы, мои книжки есть во всех школьных библиотеках и, когда я выступаю перед публикой, мне аплодируют еще до того, как я начну говорить".

Давайте и мы поапладируем Брэдбери в день его рождения.

При написании статьи применены материалы РИА Анонсы, Wikipedia, РэйБрэдбери.RU





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.