Екатерина Гусева: Я сначала дама. И лишь позже актриса

На летних съемках "Елки-3" в Уфе пригодилась зимняя одежда


Бакир Баяхунов: "Во мне до этого времени живет мальчик..."

Это 1-ый проф дунганский композитор, народный артист РК Бакир Баяхунов.

Герои и действующие лица в опере рассуждают о судьбах дунганского этноса не только лишь при помощи музыки и пения, да и средством веба. Сам Баяхунов именует себя «живой моделью взаимодействия культур», так как в его творчестве органично смешиваются разные музыкальные направления. О собственном творчестве и взорах на жизнь композитор поведал в интервью КазТАГ.

- Бакир Яхиянович, скажите, почему веб стал «героем» Вашей оперы?

- Герои оперы разговаривают в вебе. Невзирая на почти все различия в судьбе, их сближают общие интересы. Веб - это хорошая вещь, на мой взор. Уступая в действенности личным контактам, он способен отдать максимум взаимопонимания и духовной открытости контактирующим юзерам. Стилистика этого произведения многослойна. Она содержит в себе музыкальный фольклор, элементы академической и эстрадной музыки, отрывки из ранее написанных мной сочинений.

- Раз уж Вы сделали веб «героем» собственной оперы, означает, серьезно им увлеклись?

- Да, это просто волшебство. Я повсевременно общаюсь со своими друзьями, сотрудниками, юными товарищами. Веб и комп - это для меня самые приятные вещи в современном мире. Комп вообщем оказался для меня некоторым спасательным кругом. Я ведь не только лишь композитор, но к тому же создатель музыковедческих и публицистических статей. С возникновением компа от почти всех заморочек избавился. Программы нотного набора освобождают от рутинной работы, ускоряют творческий процесс. Но рояль, естественно, нужен, чтоб проверить свои слуховые чувства. Мечтаю приобрести цифровое пианино, чтоб не мешать своим домочадцам. На нем можно придумывать бесшумно, слушая звучание через наушники. А еще мечтаю о разработке новейшей камерной оперы на казахский сюжет.

- Давайте вернемся к истокам. Творческие деятели почаще всего либо с юношества растут в соответственной среде, либо приходят в искусство спонтанно. Как вышло у Вас?

- У меня, естественно, 1-ый вариант. С юношества я играл на разных музыкальных инструментах, пел в хоре. Время от времени даже пробовал что-то придумывать, садился, наброски какие-то делал… Нотную грамоту, кстати, пробовал учить сам. В нашем доме постоянно звучала музыка самых различных народов, потому мой музыкальный мир вначале интернационален.

В 1954 году у меня случилась решающая встреча - я познакомился с композитором Евгением Брусиловским. Благодаря его содействию, меня приняли в консерваторию без подготовительного музыкального образования. Брусиловскому было любопытно взрастить дунганского композитора. С его подачи меня взял к для себя в класс основатель проф уйгурской музыки Куддус Кужамьяров. Я также благодарен и известному фольклористу Борису Григорьевичу Ерзаковичу, посоветововавшему обратиться к дунганским записям А.В.Затаевича.

- C этого момента Вы и начали собирать материалы о дунганах?

- Несколько ранее - во время учебы в Ленинградском Горном институте. Я отыскал в «Салтыковке» материалы, касающиеся истории дунган. Это были публикации Российского географического общества, в том числе и записки Чокана Уалиханова. В консерваторские годы собирал фольклор дунган Казахстана и Кыргызстана, изучал труды дунгановедов.

- Есть ли у Вас возлюбленные произведения посреди Вашего же творчества? И как именовалось Ваше 1-ое симфоническое сочинение?

- Мне чрезвычайно дороги 2-ая симфония, 2-ая соната для фортепиано, поэма для скрипки «Возлюбленный Маву», Концерт для фортепиано с оркестром, вокальный цикл «Песни о древнем Китае» на слова дунгаского поэта Я.Шиваза. Со студенческих лет мне близка казахская музыка. Мое 1-ое симфоническое сочинение «Кюй», сделанное на базе домбровой музыки, нередко исполнялось, звучало по радио. Я люблю и кобызовые кюи. Они разрабатывались мной в Четвертой и Седьмой симфониях.

- Вы постоянно много сил отдавали работе с юными композиторами, активно участвовали в работе Вашего творческого союза. Но сейчас - остальные реалии, другое время. Что поменялось?

- Разочаровывает кадровое оскудение в Союзе композиторов. Несколько крепких экспертов оказались за рубежом. Юные создатели не стремятся пополнить ряды Союза. С 90-х годов прошлого века продолжается спад творчества наших создателей. В Алматы ничего не осталось от прежнего Союза композиторов. Здание сдано в аренду, вывезены в Астану архив, библиотека, фонотека, рояли проданы. А ведь в южной столице проживает большая часть композиторов и музыковедов. Таковая творческая организация нужна только ее честолюбивому управлению.

Удручает и сегоднящая практика проведения творческих конкурсов. Когда-то было проф жюри, на данный момент бал правят какие-то ТОО. На конкурс к 20-летию независимости РК я подал симфонию «Коркыт», но оркестровые сочинения даже не рассматривались устроителями мероприятия. В бывшем СССР таковых фокусов не было…

- Бакир Яхиянович, разрешите сделать Для вас комплимент. Вы отлично выглядите!

- Благодарю! Предпосылки две. 1-ая - я всю жизнь дружил с физической культурой. О 2-ой причине: Олег Табаков как-то произнес, что в нем живет душа мальчишки. То же самое могу огласить о для себя. Прошло много лет, а мне кажется, что я могу глядеть на мир с детской непосредственностью. Я всем доступен, для всех открыт.

- Одним из Ваших самых узнаваемых произведений является «Монолог» для голоса и фортепиано на слова Омара Хайяма. Какой его стих Для вас больше всего по душе?

- "Вот опять день исчез, как ветра легкий стон, Из нашей жизни, друг, навеки выпал он. Но я, покуда жив, тревожиться не стану о дне, что отошел, и дне, что не рожден". Почти все считают Хайяма пессимистом. Меня как раз завлекает его оптимизм.





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.