Ройа преподнесла дорогой подарок Ильхаме Гулиевой

Мик Джаггер спродюсирует байопик о Элвисе Пресли

"Гравитация" с Буллок и Клуни возглавила русский прокат


Режиссер Уит Стиллман поведал о парадоксе независящего кино

Стиллман считается мастером изображения современной ему жизни. Отпрыск члена кабинета Кеннеди Джона Стиллмана, выпускник Гарварда и крестник известного социолога И. Дигби Бальтцелла, в собственных работах он постоянно отдавал предпочтение «золотой молодежи» и их дилеммам, но своим будущим фильмом режиссер собирается поменять эту тенденцию. О парадоксе независящего южноамериканского кино и новеньком проекте Уита Стиллмана читайте в материале M24.ru.

- Российские зрители нередко воспринимают южноамериканское кино как развлечение и в этом смысле противопоставляют его «интеллектуальному» европейскому синематографу. Так ли различны две традиции сейчас?

- Есть огромное количество американских кинофильмов, у каких много общего с европейским кино. Это проявляется в общих темах и похожем синематографическом языке. Мне кажется, что фестивальное южноамериканское кино по духу различается от того, что делают в Европе. Я вижу эти различия в скорости: даже самые малобюджетные, самые фестивальные южноамериканские киноленты все равно по темпу скорее европейских.

- В чем заключается парадокс независящего южноамериканского кино, как родилась эта традиция и какие темы вы выбираете?

- Для почти всех кинофильмов, которые стали частью независящего южноамериканского синематографа, прототипом послужили картины Франсуа Трюффо и работы французских режиссеров «новейшей волны». Это не только лишь южноамериканский путь, почти все европейские кинематографисты отправь по стопам французских товарищей. Юные создатели стараются делать кино, которое основывается на их личных переживаниях, на их опыте. И этот опыт не понесешь в большие кинокомпании, он не быть может перелит в блокбастеры.

Мне кажется, что все подобные картины вышли из 2-ух кинофильмов Франсуа Трюффо: «Четыреста ударов» и «Украденные поцелуи».

- Как ваш личный опыт отразился в вашей работе?

- У меня все-же чуть-чуть различные киноленты. Для первых собственных картин я употреблял личный опыт, личные переживания. То, что в этих переживаниях мне показалось достойным экрана и увлекательным для публики. В каждом случае это были различные вещи. Что касается крайнего моего кинофильма, то он стал, быстрее, полетом фантазии, хотя какие-то черты моих героинь есть у настоящих знакомых мне людей.

- Ежели голливудские киноленты стремятся захватить огромную аудиторию, то независящее кино, по идее, обязано ориентироваться на определенных зрителей. Так ли это? Могут ли вообщем киноленты оставаться в строго отведенной им нише?

- Ну да, у Голливуда наибольшая аудитория, а у нас таковая малая, что уж меньше, пожалуй, некуда. Но вообщем, отлично бы ее прирастить, эту аудиторию.

- На фестивале были представлены все ваши киноленты, как я знаю…

- Да, да! Мне показалась чрезвычайно забавной вся эта мысль с ретроспективой! Такие громкие слова «кинематографист», «ретроспектива», но оказывается, что у меня всего четыре кинофильма. Что отлично: необходимо было всего четыре ночи провести в отеле и можно лететь домой, ежели я сниму 5-ый кинофильм, все будет уже не так просто и быстро.

- На данный момент вы работаете над кое-чем?

- Я работаю над картиной по произведению Джейн Остин, мне чрезвычайно нравится этот создатель.

- А что все-таки вышло с фильмом «Мелкие зеленоватые человечки»? Вы же его собирались снимать.

- Боюсь, что этот кинофильм все-же не состоится, так как я все поменял в сценарии. Создателю - Кристоферу Бакли - это не понравилось. Что отлично в Джейн Остин, так это то, что она уже издавна погибла не сумеет поправить сценарий.

- Какое произведение писательницы вы экранизируете?

- Это произведение, о котором не много кто слышал. Она не успела опубликовать его при жизни, потому я бы не желал сильно распространяться.

- Даже заглавие не скажете?

- Мы поменяли заглавие, в оригинале роман известен как «Леди Сьюзан». Наша версия именуется «Любовь и дружба».

- До этого времени вы снимали киноленты о современности, а на данный момент решили обратиться к XIX веку. Почему таковая перемена?

- Меня, вообще-то говоря, не чрезвычайно интересовали законченные произведения Джейн Остин. Завлекала вот эта книжка, которую она не дописала. Мне захотелось завершить то, что писательница в свое время не успела доделать. Проект начинался как шуточка, как нечто не совершенно суровое. Поначалу мне показалось, что из этого получится пьеса. Позже этот проект затянул меня, ведь кинематографисту чрезвычайно принципиально отыскать пригодный сценарий и, когда я увидел, что мысль пьесы выкристаллизовывается во что-то стоящее, то решил отложить иной проект и заняться сиим фильмом.

- Это будет костюмированный кинофильм, соответственный духу эры?

- Да, правильно. Я надеюсь, что в кинофильме будет кое-что и от Оскара Уайльда, от его известной манеры обращения со смешным, с комедией.

- Когда зрителям ожидать эту картины?

- Ранее осени 2016 года картина точно не выйдет. На данный момент мы лишь подбираем актерский состав.

- Вы уже кого-либо утвердили? Есть ли посреди их те актеры, которые ранее игрались в ваших фильмах?

- Я продумываю, кого можно привлечь к работе над данной нам картиной и, а именно, думал о одной актрисе, с которой уже работал. Но на данный момент мне нужно осознать, во что выльется ее роль, и как это ей это будет соответствовать.

- Почти все режиссеры нередко снимают одну актрису либо 1-го актера. У вас есть свои «любимчики»?

- Да, естественно, мне нравится работать с одними и теми же людьми. Крис Айгеман, к примеру, сыграл в 3-х первых моих фильмах. Я желал, чтоб он принял роль и в четвертом тоже, но он отклонил это предложение.

- Вы произнесли, что кинофильм по книжке Джейн Остин обошел иной ваш проект. Вы работаете с одним фильмом от начала и до конца, не снимаете, подобно голливудским коллегам, несколько кинофильмов сходу?

- 1-ые три проекта я создавал конкретно так. Поначалу тратилось два с половиной года на сценарий, позже мы снимали картину. И лишь после чего я переходил к последующей. В некий момент мне показалось, что это достаточно медленная модель не очень успешная. С 1998 по 2000 год я писал роман, а опосля окончания работы над книжкой решил как-то активизировать собственный путь в синематографе и заняться несколькими картинами сходу.

Жизнь показала, что в моем случае это не работает, как понятно, никаких кинофильмов у меня за это время не вышло. Меж выходом картин «Крайние дни диско» и «Девушки в угрозы» прошло 13 лет, но, пожалуй, плохой период растянулся менее чем на 6 лет, так как в конце нулевых я уже начал работать над своим четвертым фильмом.

- Вы говорили о романе. В Рф о нем слышали немногие, поведайте о данной книжке.

- Пока роман лишь на британском, на данный момент книжка переводится на французский, и, может быть, будет переведена на испанский. Роман именуется «Крайние дни диско, с коктейлями у Петросяна» («The Last Days of Disco, With Cocktails at Petrossian Afterwards»). «Петросян» - это игорный ресторан в Нью-Йорке.

- Чем вы занимались в течение 6 лет, того периода, который вы называете плохим?

- Я работал над самыми различными проектами, но как-то так постоянно выходило, что планы не удавалось выполнить. С некими сценариями я работал в Париже, потом перебрался в Лондон, позже поехал домой. Наверняка, Лондон и съемки моего кинофильма - это две несопоставимых вещи. Не знаю, в чем здесь было дело, но ни одной картины я не снял, зато развил в для себя писателя. Ранее я был сценаристом, режиссером - все вкупе, а на данный момент я, мне кажется, стал сначала создателем. Ну, а вы понимаете, как устроена жизнь писателей. Они могут долго-долго ничего не публиковать, а позже что-то возникает.

- Писатель, другими словами сценарист, либо вы сделали очередной роман?

- Нет, все-же сценарист.

- Есть ли какие-то киноленты, которые были сняты по вашим сценариям, написанным за эти 13 лет?

- Нет. В основном я занимался проектами, которые писал себе. Они еще не реализованы, быть может когда-нибудь до их дойдут руки и эти проекты перевоплотился в киноленты. Я кое-что делал для телевидения, но все это кануло в Лету.

- Почему так случилось, ведь телевизионные киноленты на данный момент достаточно популярны?

- Производители заказывают очень много сценариев. К примеру, они желают снять одну серию, но при всем этом заказывают 20 различных вариантов и выбирают, в конце концов, один единственный. Хотя я, наверняка, напрасно говорю, что эта работа прошла совершенно впустую. Это позволило мне развивать темы, которые позже оживут и, может быть, мне понадобятся.

Ханукаева Раиса





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.