"Роскино" представил на международном рынке 70-го Венецианского кинофестиваля практически 30 российских кинофильмов

"Шал" Ермека Турсунова выдвинули на "Оскар"

Узбекские киноленты будут представлены в Милане


"Сталинград": Не посрамим земли российской?

Еще не добравшись до экранов, лента успела стать претендентом от Рф на включение в лонг-лист премии «Оскар» в категории «Наилучший кинофильм на иностранном языке», обойдя такие картины, как «Легенда №17» Николая Лебедева, «Долгая счастливая жизнь» Бориса Хлебникова и «Майор» Юрия Быкова. Кинофильм наделал много шума еще на шаге продакшн. Сейчас же создатели прочат ему звание главенствующего бестселлера осени, рассчитывая опередить соперников и «отхватить» жирный кусочек бокс-офиса. Но так ли радужны перспективы «Сталинграда»?

Ежели устроить разбор мощных и слабеньких мест ленты, то «Сталинград» вызывает больше колебаний, ежели восторгов. Основная неувязка кинофильма в его драматургической беспомощности, что относится ко всем составляющим истории. И сначала стоит отметить сценарный ход, узнаваемый как bookend, когда основная сюжетная канва является флэшбеком, а повествование ведется из реального времени. Но наиболее четкое представление о сущности этого приема дает перевод с британского («книгодержатель, подпорка для книжек»). Книжкой тут выступает сам кинофильм, а Рассказчик «склеивает» действия своими комментами. Благодаря таковой подпорке конструкция как бы держится, но, как и Дом, который обороняют «пятеро отцов» Рассказчика (Петр Федоров, Дмитрий Лысенков, Алексей Барабаш, Андрей Смоляков, Сергей Бондарчук), рискует развалиться в хоть какой момент.

Вообщем, с одной из возложенных на нее функций - прикрыть непрописанность нравов - bookend полностью справляется. Естественно, куда проще отдать закадровый глас, повествующий о главных событиях биографии работающих лиц, произошедших с ними до войны, чем открывать эти нравы в настоящем времени. Вроде озвучен факт, что герой занимался тем-то и тем-то - и уже понятно, что он за человек. Вообщем, это разумеется только на уровне логики. Что все-таки касается чувственной вовлеченности, то создатели рискуют бросить зрителя в состоянии отчужденности и равнодушия к персонажам. Так, дается затравка, что в 1-ые несколько месяцев войны с Катей (Мария Смольникова) вышло что-то ужасное, но мы так не узнаем, что конкретно с ней случилось. Для чего констатировать страхи войны, не говоря ничего определенного, когда драматургически наиболее мощным ходом было бы раскрыть их, пускай даже через диалоги? Это посодействовало бы придать плоскому персонажу хоть некий размер. А так проявили ружье, которое не выстрелило…

Из непрописанности нравов вытекает еще одна слабость картины - невыразительная актерская игра. Правда, артистов в этом винить нельзя - в конце концов, им просто нечего играться. Потому единственное, что им удается достоверно изобразить - это муки физической боли. Произнесенное не относится, пожалуй, только к двум героям - германскому офицеру и российской девушке Маше (в выполнении Томаса Кречмана и Янины Студилиной соответственно). Эти персонажи выделяются на общем фоне тем, что их нравы изменяются по мере того, как разворачивается сюжет. Эти конфигурации происходят исподволь не постоянно очевидны, а только намечены тонкими мазками в гамме кинофильма, но при всем этом отлично считываются и работают на персонажей, по этому те способны вызвать чувственный отклик у публики. Чего же, к огорчению, куда труднее будет достигнуть русским бойцам, невзирая на их высшую цель не вызывающий сомнения патриотизм. Неувязка в том, что их нравы статичны. Они только упорствуют в собственном желании отстоять Дом и готовы биться до крайней капли крови. Непременно, таковая несгибаемость нрава похвальна, но довольно ли этого для того, чтоб вызвать у зрителя эмпатию и идентификацию с героями?

Один из первых вариантов синопсиса гласил, что «Сталинград» - это «эпическая история любви, разворачивающаяся на фоне 1-го из самых разрушительных схваток в современной истории». По факту же заявленной истории любви в кинофильме нет. Видимо, посмотрев ленту в монтажной сборке, создатели это сообразили и поменяли синопсис, сделав упор на военных действиях. Попытка же ввести в сюжет хоть какую-то любовную линию оказалась так слабенькой, что под конец кинофильма задаешься вопросцем, а с кем же любовь у главной героини? С одним из «пятерых отцов» она подержалась за руки, с остальным поцеловалась, с третьим посидела на диванчике. От кого же тогда у нее ребенок? Если б не замечание Рассказчика, что мама отдала ему ту же фамилию, что носил его отец, то идентифицировать личность этого мифического отца было бы нереально.

Вообщем, нельзя бросить без внимания и плюсы картины. Они относятся по большей части к технической части и зрительной составляющей. Налицо чрезвычайно кропотливая проработка каждого кадра и внимание к деталям. На возведение и оформление декораций ушло $ 4 млн., а занималась сиим команда из 400 профессионалов. Построен был Дом, являющийся эмблемой российской земли и крайним островком надежды на победу, воссоздан известный фонтан «Детский хоровод», обширно узнаваемый по снимкам последствий авианалета 23 августа 1942 года. Даже самого взыскательного зрителя своим необычным зрительным решением впечатлит эпизод атаки германских позиций опосля взрыва баков с горючим, не говоря уже о том, каким сложным по реализации он является.

К огорчению, вся эта эпичность и масштабность не способна прикрыть слабости сюжета и сырости драматургии, а поэтому «Сталинград», при всем собственном зрительном великолепии, вызывает легкое разочарование и, может быть, «синдром обманутого покупателя». Зрителю в очередной раз пообещали, что его ожидает достойный кинофильм российского производства, но увидит ли он вожделенную конфету под прекрасной оберткой?





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.