Cirque du Soleil устроит флешмоб по запуску воздушных змеев в Москве

Концерт Napalm Death пройдет 13 сентября в клубе "Москва Hall"


В раскопках Сталинграда

Как в неких видах спорта, тут уместна разветвленная шкала оценок - по технической части и по художественной, также, никуда не денешься, по идеологической.

Проще всего с первой. Лишь что по экранам пронеслась «Гравитация», претендующая стать крайним достижением синематографа эры IMAX и 3D. Возможно, не без оглядки на картину Куарона одна из зрительниц бондарчуковской премьеры воскрикнула, имея в виду, очевидно, «Сталинград»: «Это вообщем не кинофильм, это космос!»

Воссоздать реалии Сталинградской битвы, даже в избранном режиссером мини-масштабе (война бушует фактически в одном доме, ставшем линией фронта, и в ближней окружении), было настолько же проблематично, как вид распавшейся на составные части космической станции и окружающего межзвездного места. Это было, но же, изготовлено усилиями экспертов как старенькой, так и новейшей школы. Клипово-комиксовый стиль кинофильма, естественно, сформирован на компе, но база его заложена художником-постановщиком Сергеем Ивановым, рукотворно построившим этот потусторонний мир. Квартиры обычного дома смотрятся, как библейские пещеры, и все это условное место делает первичную предпосылку для мифологических истолкований кинофильма, в то время как словесные подсказки вроде сопоставления группы русских бойцов с апостолами уже вторичны.

Выдержит ли достигнутый итог проверку голливудскими аспектами, также вкусами требовательной в этих вопросцах юный русской аудитории - вопросец открытый. Но сравнение с фильмом Жан-Жака Анно «Неприятель у ворот» (этот же Сталинград, суженный до масштабов 1-го дома, поставленная на уши для строительства мегадекорации германская студия «Бабельсберг», Джуд Лоу в роли красивого российского снайпера) полностью корректно, счет 1:1. Хотя и то и это решение смотрится чересчур холодно и бесчеловечно: технологии не усиливают, а, быстрее, гасят эмоции. В «Сталинграде» разбудить их не удается ни при помощи VIP-саундтрека (от Анджело Бадаламенти до Нетребко и Земфиры), ни силой орудийного огня: пиротехнические эффекты пережили собственный пик в эру «Апокалипсиса» Копполы и «Ватерлоо» Бондарчука-старшего, издавна перекочевав в королевство компьютерных игр.

Да уж, сложное дело - населить технологичное место, к тому же к тому же квазиисторическое, живыми людьми. К ним приближаются некие персонажи фона - старенькый боец в выполнении Юрия Назарова либо юная черноволосая дама с дочкой, которую немцы принимают за еврейку и заживо сжигают. Но на 1-ый план выходит сталинградская beauty Маша (Яна Студилина), которую Творец наделил так арийской наружностью, что она снесла крышу у образцового офицера вермахта, капитана Кана, заставив его на время запамятовать, что вокруг идет схватка глобально-исторической значимости. Рискуя карьерой и самой жизнью, он с болью признается: «Я пришел сюда бойцом, а ты сделала из меня зверька».

Женская харизма и мужская, которой наделил Кана актер Томас Кречман, фактически steal the show (по-нашему, крадут внимание) у основной сюжетной полосы кинофильма. Ее меж тем сформировывают защитники Сталинграда, собравшиеся в интерьере того самого «библейского» дома, вроде бы Ноева ковчега, перед вселенским потопом, лишь заместо аква стихии бушует пламенная. Посреди их есть и такие профанные герои, как гопник с говорящей фамилией Чванов (Дмитрий Лысенков), но опошлить Сталинградскую битву ему ни за что не дадут товарищи - поправят, подтянут до подходящего морального уровня. Товарищи - это филармонический тенор Никифоров (Алексей Барабаш), деревенский увалень Астахов по прозвищу Тютя (Сергей Бондарчук-младший), ударенный тяжкой судьбой метростроевец Поляков (Андрей Смоляков) и стоящий во главе отряда героический мачо Громов (Петр Федоров). Великолепная пятерка, пускай даже с минусом из-за моральных недочетов гопника (но не забудем, что он хороший снайпер).

Главный героиней кинофильма по плану обязана оказаться Катя (Мария Смольникова) - слегка юродивая российская мадонна, зачавшая в огненно-кровавом пекле еще 1-го героя кинофильма: он выступает в роли рассказчика, спустя 70 (!) лет оказавшегося в составе отряда МЧС на завалах Фукусимы. Хронологическая натяжка полностью простительна, беря во внимание, что создателей кинофильма уже издавна отнесло от исторической действительности в область эпоса, мифа либо даже сказки, но притча, напомним, самый идеологический жанр. И вот тут начинаются главные препядствия.

Можно, естественно, счесть неописуемо прогрессивным то, что патриотический канон вывернут в кинофильме наизнанку и самым броским героем оказывается германский офицер. Но ведь так сплошь и рядом случалось в русском кино: белогвардейцев, фашистов и разложившихся капиталистов игрались самые прекрасные, самые сексапильные актеры, и эсэсовская форма Штирлица, так шедшая Тихонову, тоже была элегантным перевертышем. В данном случае, вообщем, перекос произошел, быстрее, от беспомощности основной сюжетной полосы: что вышло, то и желали.

Другое достижение кто-то лицезреет в том, что «Сталинград» типо воспел кровосмешение вражеских наций, приведшее к сотворению новейшего послевоенного мира, где нет ни эллина, ни иудея. Но обезумевшая страсть Кана к Маше, взаимная либо нет, оказывается бесплодной. Что касается Кати, не знаю в точности, как было по сути, но один из участников проекта говорил в личном разговоре любопытную историю. Вроде как в начальной версии сценария Ильи Тилькина женщина была изнасилована и забеременела еще до того, как встретилась с нашими русскими богатырями. Позже к работе над сценарием присоединился опытный Сергей Снежкин, и все поменялось: «Ведь нельзя показать, как фашисты… наших девок». Все-же проявили, но с проблемной, вроде бы отрицательной героиней, а положительную так вывели из-под подозрений, что сейчас уже тяжело осознать, кому из наших «5 отцов» она дала свое сердечко и все другое, либо то и впрямь было непорочное зачатие.

Пойдя по пути компромисса с каноном, создатели кинофильма, хотя и опирались в чем либо на эпопею Василия Гроссмана, закономерно пришли к тому, что кинофильм вышел еще больше правоверным, чем в русские времена. Закадровый глас Бондарчука в интонации теплого официоза докладывает о том, что Сталинградская битва явилась переломным моментом в истории населения земли. Российские, лишь российские выручили мир и продолжают его выручать - читай: в Венгрии, Чехословакии, Афганистане, на Фукусиме, дальше везде. Российские, лишь российские вели войны, лишь они мучались, лишь они соображают настоящую стоимость крови и т. д. и т. п. Апофеозом снисходительного дела к остальному населению земли звучит из уст российского спасателя текст, адресованный лежащей под завалами германской девченке: «У меня было 5 отцов, все они погибли, но я же не плачу». Этот текст очевидно рассмешил немку: «5 отцов? Так не бывает». В ответ она слышит: «Много ты знаешь, девченка».

Выручает всю эту историю, как ни удивительно, буржуазность Бондарчука - режиссера и публичного деятеля. Как-то продюсер «Сталинграда» Александр Роднянский обмолвился о том, что создатели нашей синематографической «новейшей волны» желают делать кино, как будто они живописцы, а жить грезят, как буржуа. Бондарчук не притворяется огромным художником, не прячет собственный новорусский вкус, не стесняется зрительных и музыкальных красивостей. Патриотизм «Сталинграда» выходит буржуазным, ежели не огласить бюргерским. Потому он не смотрится совершенно уж «квасным», и это, наверняка, здорово.





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.