В Казахстане прошел фестиваль тюркской культуры

В Казахстане снимают криминальную комедию за 10 миллионов баксов

Группа "Магелланово скопление" исполнит в столице кардиовэйв


Стресс и наслаждение: психология зрителей телесериала "Во все тяжкие"

Сейчас состоится показ заключительной серии крайнего 5-ого сезона очень популярного телесериала «Во все тяжкие» («Breaking Bad») - 1-го из самых катастрофических, напряженных и надрывных сериалов, которые я когда-либо лицезрела. Каждый его истязающий эпизод заставлял меня ощущать себя так, как будто я хожу по битому стеклу.

Я уверена, что подобные чувства испытывали почти все. Согласно рейтингам финального 5-ого сезона, сериал «Во все тяжкие» является самым популярным воскресным телевизионным шоу, которое глядят 6,4 миллиона зрителей. Так почему столько людей по собственному желанию растрачивают собственный досуг, созданный для прогулок на свежайшем воздухе, на просмотр телесериала, который отбирает у их неограниченное количество чувственных сил?

Этот вопросец не стал кое-чем новеньким для медиа-психологов, которые уже длительное время пробуют осознать, почему люди сознательно соглашаются на такие виды развлечений, которые безизбежно вызывают у их отрицательные эмоции.

Дольф Зиллманн (Dolf Zillmann), который, по мнению почти всех, является основоположником психологии развлечений, как отдельной области науки, представил, что ответ на этот вопросец кроется в интенсивности чувств, которые эта разновидность телешоу вызывает в людях. Согласно его теории переноса возбуждения (excitation transfer theory), когда мы смотрим напряженные телешоу, мы переживаем самые различные эмоции, при всем этом возбуждение, которое мы испытываем в итоге переживания каждой из этих чувств, скапливается в нас. (Чтоб зрителям телесериала «Во все тяжкие» было понятнее, о чем речь идет, предлагаю им вспомнить, как нарастало их напряжение во время просмотра эпизода с ограблением поезда в 5-ом сезоне.)

Переживание интенсивного стресса, может быть, не доставит для вас наслаждения в тот момент, когда вы его испытываете, но, согласно теории переноса возбуждения, все эта энергия возбуждения может перебегать в положительные эмоции, такие как чувство облегчения либо чувство счастья, ежели тот либо другой эпизод заканчивается на неплохой нотке. Иными словами, интенсивные чувственные переживания во время просмотра усиливают чувство радости в случае счастливого конца.

По мнению Зиллманна, те чувства, которые мы испытываем по отношению к персонажам, также являются принципиальным ингредиентом наслаждения, которое мы получаем от тревожного ожидания. Согласно его теории аффективности (affective disposition theory), люди получают наслаждение, когда персонажи, которых они считают «неплохими парнями» одолевают, а «нехорошие мужчины» получают наказание, которого они заслуживают. (Эта же теория разъясняет то, почему люди испытывают массу наслаждения, когда спортивная команда, за какую они хворают, одерживает победу над своим основным конкурентом.)

Но в случае с телесериалом «Во все тяжкие» обе эти теории не работают: в этом шоу нет счастливых концовок и точной грани меж неплохими и нехорошими парнями. Теории переноса возбуждения и аффективности полностью могут разъяснить, почему людям нравятся такие телесериалы, как «C.S.I.: Место преступления» либо «Закон и порядок» («Law and Order»), но они не работают в случае с обилием телешоу с двойственными в нравственном отношении персонажами и катастрофическими либо напряженными концовками. «Во все тяжкие», «Прослушка» («The Wire»), «Карточный домик» («House of Cards»), «Пропавшие» («Lost»), «Клан Сопрано» («Sopranos») и «Декстер» («Dexter») вошли в длиннющий перечень телесериалов, которые принуждают нас переживать за судьбу антигероев, совершающих аморальные поступки. Не считая того, эпизоды этих телесериалов изредка заканчиваются на неплохой нотке и внушают нам оптимизм.

И опять медиа-психологи ворачиваются к начальному вопросцу: почему столько людей глядят телешоу, вызывающие у их эмоциональное истощение?

Психологи, специализирующиеся исследованием этого вопросца, выдвинули несколько достаточно обоснованных гипотез. Некие спецы в области теории коммуникации нашли подтверждения того, что одним из мотивов просмотра чувственно изматывающих программ является парадокс нисходящего общественного сопоставления. Например, я нашла, что мне нравится глядеть достаточно напряженное реалити-шоу о полигамном мужчине, у которого четыре супруги, так как это принуждает меня проще относиться к стрессам в моей своей жизни.

Остальные исследователи считают, что мы избираем напряженные телешоу, так как это принуждает нас ощущать себя наиболее компетентными и уверенными в для себя в чувственно сложных ситуациях. Наш метаэмоциональный опыт, другими словами чувства, которые мы испытываем по отношению к нашим эмоциям, может разъяснить, почему мы стремимся проводить воскресные вечера, следя за тем, как основной герой телесериала «Во все тяжкие» рушит свою семью и бесчисленное количество жизней остальных людей в процессе перевоплощения из вызывающего симпатию школьного учителя химии в безнравственного наркобарона. Эта полная грозного реализма драма принуждает нас испытывать грусть, беспокойство и отвращение, но ежели мы задумаемся над нашими чувственными реакциями, мы можем сделать вывод о том, что по сути мы чрезвычайно отзывчивы и гуманны. А это в свою очередь увеличивает наше настроение. Это в состоянии сделать просмотр кинофильма о страшных событиях в определенном смысле даже приятным.

Но еще есть одно, еще наиболее многообещающее направление исследований, нацеленных на решение феномена о том, почему люди сознательно растрачивают свое свободное время на просмотр сумрачных трагедий, схожих телесериалу «Во все тяжкие». Зиллманн поставил под колебание идею о том, что единственной предпосылкой, по которой мы смотрим веселительное телевидение, является наше желание сделать лучше для себя настроение. Почаще всего утехи ассоциируются у нас с таковыми понятиями, как «веселье», «наслаждение» либо «отдушина». Это так называемое гедонистическое подкрепление просмотра телевидения. Но исследование Мэри Бет Оливер (Mary Beth Oliver), доктора муниципального института Пенсильвании, доказало, что веселительное телевидение может предложить нам еще больше, чем просто наслаждение. Следуя по стопам представителей движения положительной психологии (positive psychology movement), Оливер и ее коллеги выявили множество эвдемонических подкреплений просмотра напряженных, гнетущих либо даже приводящих в кошмар программ. Эвдемония - это осознание того, что осмысленность, проницательность и наши эмоции помогают нам раскрыть в для себя нашу людскую суть. Эвдемония, может быть, не сделает нас счастливыми, но она может обогатить нас, вынудить нас испытать ублажение и даже привести нас к лучшему осознанию самих себя.

Судя по содержанию эпизодов телесериала «Во все тяжкие», его финал, непременно, будет долгим и мучительным. И мы, подобно мазохистам, непременно его поглядим, будучи уверенными в том, что его концовка нас чрезвычайно расстроит. Но, может быть, мы найдем некое утешение в том, что все наши мучения не прошли впустую.





Copyright © 2013 Ireya.ru - Шоу-бизнес, культурная жизнь. All Rights Reserved.